6.2. Три этапа, три составные части революции

В 1991 году массы добивались и ожидали прежде всего улучшения своего материального положения. Из-за этого они и выступали против фактического диктата и привилегий партийных бюрократов и выставляли требования о большей свободе и демократии. Вполне естественным было, что сторонники Ельцина поднимали лозунги: «Долой Горбачева!» или «Долой КПСС!» Нигде однако не появились лозунги типа: «Да здравствует капитализм!» и «Вся власть – буржуазии!»
Рой Медведев, «Россия после советской эры»


Оглавление



Революция, как видим, состояла из нескольких следующих друг за другом частей, этапов.

На первом, предварительном этапе в СССР была проведена идеологическая подготовка населения к борьбе с ортодоксами из КПСС за реальную власть и к смене общественно-экономической формации. Этот этап проходил под лозунгом: «Вся власть – Советам!». Именно тогда и произошло «включение» демократических механизмов. На этом этапе контрэлита и революционеры идут рука об руку – КПСС мешает и тем, и другим, но по-разному. Революционеры-романтики в борьбе с КПСС готовы идти до конца. Не только вплоть до люстрации функционеров КПСС после победы, но согласны погибнуть вместе с КПСС, взорвав и их и себя одной гранатой. контрэлита и революционеры-прагматики до конца идти не согласны, ведь они сами все – плоть от плоти КПСС. На каждом промежуточном этапе их главная задача – не потерять свои ведущие позиции. Ретроспективно это легко прослеживается. Контрэлитарии в любой момент готовы отступить, свернуть с пути, даже отказаться от борьбы, если появляется опасность потерять достигнутые позиции. Причем, как на системном уровне действий контрэлиты в целом, так и на персональном уровне каждого отдельного контрэлитария. Достаточно вспомнить позорное покаяние Ельцина, в результате получившего плевок: «Борис, ты не прав!»; или его отказ баллотироваться на пост Председателя Верховного Совета СССР. Они готовы на все, лишь бы удержаться в номенклатуре, в элите. И вот они выталкивают на передний план борьбы романтиков, сами прячась за их спинами.

Общими усилиями контрэлиты и антикратиков задача была блестяще решена. Первый этап завершился триумфальным созданием Съездов НД СССР и РСФСР, других демократических Советов, где влияние ортодоксов оказалось исчезающе малым. На Первом Съезде НД СССР Б.Ельцин произнес слова: «Власть по праву должна принадлежать народу в лице его высшего законодательного органа, то есть Съезду народных депутатов». Как быстро он откажется от своих слов. На этом же съезде депутат Власов очень правильно сказал: «Демократия также реально кормит, одевает, как и экономика». Этой простой истины и сейчас почти никто не понимает.

Появление в системе власти Съездов НД было поддержано всеми. Лозунг XXVII съезда КПСС: «больше демократии, больше социализма» не критиковал никто. Ни народ, ни многомиллионная армия членов КПСС, ни даже ортодоксы из КПСС и уж, тем более, ни антикратики. Энтузиазм масс не был искусственным. Народ видел положительную динамику, а она действительно была, искренне верил, что все делается на пользу народным массам, и был готов двигаться дальше.

Да, у романтиков и карьеристов была общей одна главная цель: свалить КПСС. Но ни у тех, ни у других эта цель не была единственной. Частично совпадали и другие, вторичные цели: частная собственность, рыночная экономика… А частично эти, другие цели романтиков и карьеристов не просто не совпадали, в чем-то они были противоположными. Вместе с тем, грандиозность главной цели и вторичность (они не могли быть достигнуты прежде достижения главной цели) целей остальных не позволяли романтикам разглядеть противоположность своих целей целям карьеристов. Да к тому же карьеристы до последнего момента скрывали свои истинные цели. Не провозгласили они этих целей и до сих пор. Всегда карьеристы говорили и продолжают уверять сейчас, уже став элитой, что они собираются свалить (свалили) КПСС для того, чтобы построить демократическое государство. Что им сейчас мешает построить демократическое государство? Но мы немного забежали вперед.


На втором этапе демократические советы начали «таскать каштаны из огня» для контрэлиты и революционеров-прагматиков. Именно депутатский корпус, сформированный при помощи демократических механизмов, и стал той силой, которая сломала хребет КПСС, несмотря на то, что подавляющее большинство новоявленных революционеров сами были членами этой организации.

Уже к осени 1990 года стало понятно, что власть из рук функционеров КПСС утекает очень быстро. Особенно быстро начала терять политическое влияние КПСС после принятия деклараций о суверенитетах – о необязательности законов СССР. Но перетекает она в такое место, где вес революционеров слишком велик – в Советы всех уровней – рассадники и оплоты демократии. А это для новой элиты опасно. Как раз демократия-то им и не нужна. Уже летом 1990 года лозунг «Вся власть Советам!» тихо свернут, но пока еще не критикуется. Создаются советы безопасности, президентские советы и другие подобные не предусмотренные конституцией структуры, подчиненные непосредственно Президенту, но это помогает плохо. Усиленно пропагандируется ложно трактуемый лозунг о разделении властей, о необходимости усиления власти исполнительной, ее «демократизации» всенародным избранием президентов и мэров–губернаторов. Еще до избрания Президентом Б.Ельцин на III Съезде добивается чрезвычайных полномочий для Верховного Совета и его Председателя, а на IV Съезде говорит о необходимости укрепления всей вертикали исполнительной власти. Именно вертикализация власти, подчинение всего и вся этой «исполнительной» вертикали и есть заветная цель карьеристов. Союзное руководство об укреплении вертикали исполнительной власти заговорило еще раньше на IV Съезде НД СССР в декабре 1990 года. И эта кампания проходит «на ура» и завершается избранием Президента РСФСР и мэров Москвы и Ленинграда. Да, наш народ веками приучался верить в доброго царя и не верить злым боярам. Те, кто приучал народ к этому, добились своего – приучили, и теперь они же оправдываются тем, что это, оказывается, народ сам мечтает о царе.

Параллельно с процессом усиления исполнительной вертикали – будущего инструмента всех побед – идут процессы и в экономической сфере. Начинает проявляться действие законов «О кооперации» и «О государственных предприятиях СССР», принятых еще в 1988-1989 годах. Как грибы растут при ВЛКСМ различные организации НТТМ (центры научно-технического творчества молодежи) – механизмы по легальному обналичиванию денежных средств, прежде всего, государственных предприятий. Этот процесс, разумеется, не мог идти без участия и личной заинтересованности многих руководителей, «красных» директоров, которые уже тогда имели, таким образом, полукриминальные сверхдоходы.

За счет усиленного растаскивания государственного имущества «благосостояние» народа растет, однако имевшейся на тот момент товарной массы для удовлетворения неожиданно возросшего спроса уже совсем не хватает. Не хватает по разным причинам.

Во-первых, денег у населения стало существенно больше и, следовательно, нужно больше и товарной массы для их отоваривания. Во-вторых, те самые государственные предприятия, освобожденные от обязанности выполнять план, сокращают объем своего производства. И, в-третьих, импорт товаров народного потребления сознательно ограничивается.

Видимая невооруженным глазом специально созданная объективная реальность тут же находит «научное объяснение» – неэффективность государственных предприятий. Это трудно оспорить. С точки зрения «экономики прибыли» государственные предприятия менее эффективны, чем частные. Связано это во многом с плановостью в государственной экономической политике и экономией бюджета, ведь сами предприятия не торгуют. Это факт – государственные предприятия не умеют приносить прибыль. Правда они умеют приносить миллионы тонн чугуна и стали, сотни тысяч тракторов и комбайнов… тысячи танков и самолетов, наконец. Но кто же будет думать об этом, когда у него есть деньги, а он не может их потратить? Вот народу и дали простое объяснение–предложение: государственные предприятия неэффективны уже потому, что они государственные, следовательно, они должны стать частными, и тогда товаров будет завались. «Станут частными, и тогда товаров будет завались», очевидно, примитивно ложный вывод. Сегодня мы это хорошо видим. Завались только импортных товаров, а почти все частные предприятия – «завалились» сами.

Важно подчеркнуть, что союзное руководство не было противником республиканскому в этом вопросе. Напротив, они соревновались перед заказчиками колбасной революции, кто раньше прокукарекает про экономические реформы, ведь народу уже внушили, что количество сортов колбасы на прилавках прямо связано с проведением экономической реформы. Кто за реформу – тот за колбасу. Еще в декабре 1990 года союзное руководство обязало (!) республиканские принять законы о приватизации, о предпринимательстве, о внешнеэкономической деятельности предприятий в 1991 году. Тем не менее, Б.Ельцин продолжал утверждать с трибуны съезда, что союзное руководство старается переложить тяжесть выхода из кризиса на плечи народа, но российское руководство этого не допустит. Особенно интересно вспомнить это сегодня, когда результаты его «деятельности» уже хорошо известны.

Эта пропагандистская кампания оказалась менее успешной. Противников повальной приватизации не только в КПСС, но и среди депутатов Съезда – революционеров оставалось довольно много. Вместе с тем, необходимость приватизации была признана всеми и взвешенный закон «О приватизации» был принят уже летом 1991 года еще до ГКЧП.

Главная задача второго периода – отобрать власть у «народа в лице его высшего органа, то есть Съезда народных депутатов». Но где-то же власть должна быть! Давайте введем пост президента. М.Горбачев дорогу уже проложил, так что Б.Ельцину должно быть проще. Управлять одним президентом куда как легче, чем тысячей депутатов только республиканского уровня.

Интересно вспомнить, как вводился пост президента в РСФСР. Это произошло на III Внеочередном Съезде. При голосовании по повестке большинство решило: вопрос о президентстве перенести на следующий (очередной) съезд. Ельцинисты снова пытаются включить его в повестку, и снова неудача. И тогда в качестве поправки к совершенно другому постановлению съезда отдельным пунктом-заплаткой принимается: назначить выборы президента на 12 июня 1991 года. Ни закона о президенте нет, ни в конституции такой орган не предусмотрен, ни закона о выборах нет, а их дата уже назначена! Как это получилось? Р.Хасбулатов передал Съезду слова М.Горбачева, сказанные ему в личной беседе: «Я уважаю Съезд, но над Съездом есть тоже органы». Депутаты то ли обиделись, то ли разозлились и назначили дату выборов на несуществующую должность будущего борца с М.Горбачевым. Как в воду глядели.

Третий Съезд вообще проходил под знаком борьбы суверенитетов. Депутатов все время подзуживали против союзного центра, против М.Горбачева. Особенно старалась делегация от Ленинграда, видимо, заранее договорились по этому тактическому вопросу. Депутаты даже приняли постановление о приостановлении одного из Указов Президента СССР. Именно на этом фоне борьбы с союзным центром Б.Ельцин добился чрезвычайных полномочий для Верховного Совета и его Председателя. С тех пор борьба за чрезвычайные полномочия станет лейтмотивом всей его «деятельности». А для нас это может служить еще одним проявлением его антидемократической деятельности, проявлением его истинных целей.

Особенно нелепо выглядит это наделение чрезвычайными полномочиями, когда увидишь, как в соседнем постановлении сказано, что Верховный Совет не обеспечил, в частности, разработку новой конституции. Как теперь очевидно, именно это – непринятие своевременно новой конституции – оказалось роковой ошибкой, не причиной, но поводом для отобрания власти у народа в лице его представителей – депутатов.

На этом же Третьем Съезде под руководством Председателя Верховного Совета Б.Ельцина было принято постановление о недопустимости неконституционных попыток использования вооруженных сил при решении политических вопросов. Да, воистину, политика – грязное, циничное, лживое и вероломное дело. Именно неконституционное использование вооруженных сил для решения политического вопроса и принесло победу Б.Ельцину в 1993 году, окончательную победу революции.

Как бы там ни было, Президент РСФСР был избран и принес присягу, в которой, в частности сказал: «Клянусь соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы Российской Федерации».

В это время в Конституции содержались следующие положения: высшим органом государственной власти является Съезд народных депутатов, который правомочен принять к своему рассмотрению и решить любой вопрос, отнесенный к ведению Российской Федерации.

Именно это клялся соблюдать клятвопреступник Б.Ельцин. Съезд до самого своего расстрела был высшим органом государственной власти в стране, а не всего лишь высшим органом законодательной власти, как это постоянно говорил Б.Ельцин в своих выступлениях после путча. И это клятвопреступление совершено Б.Ельциным совершенно сознательно. Ни одной минуты он не собирался подчиняться высшему органу государственной власти. Но, не совершив это клятвопреступление, он не стал бы Президентом, и политические карьеристы под его руководством не смогли бы достичь всех своих целей, достичь своих умопомрачительных успехов.

На Пятом Съезде в июле 1991 года развернулась борьба между сторонниками Б.Ельцина (Р.Хасбулатов) и его противниками (С.Бабурин) за пост Председателя Верховного Совета. Шесть раз голосовали депутаты, и шесть раз Бабурин оказывался впереди: 435-342, 485-387, 462-405, 448-404, 458-414, 412-409, но необходимого числа голосов так набрано и не было. Съезд даже пришлось отложить на октябрь. В ходе обсуждений постоянно высказывались опасения в том, что Б.Ельцин расправится с депутатами. Вот только два примера таких выступлений. Депутат России и Ленсовета Н.Аржанников: «Слишком настрадалась наша страна от тоталитаризма, а угроза диктатуры реальна и сегодня». Простодушный И.Силаев: «Я не воспринимаю настроение – как бы президент не расправился с Верховным Советом. Борис Николаевич не давал и не дает основания подозревать его в этом». Наверное, еще как давал, иначе шапка бы не загорелась.

Мы не будем анализировать в этой работе все механизмы и причины путча – была это отчаянная попытка ортодоксов или ловкая провокация политических карьеристов. Об этом уже написаны горы публикаций. Примем как данность: путч был, и его результат такой, какой есть.

Смешными выглядят теперь призывы романтиков тогда, в августе, к люстрации функционеров КПСС. Уже хотя бы потому, что первым под люстрацию должен был попасть сам лидер революционеров – кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС Б.Ельцин вместе со всем своим окружением. В его окружении днем с огнем не найти нефункционера КПСС. Возможно, люстрация была единственной и последней возможностью повернуть революцию лицом к нуждам народа. Но, увы, сил для ее проведения у романтиков и бунтовщиков совсем не было.

То, что путч был, является величайшей трагедией нашей страны. Именно путч позволил политическим карьеристам достичь таких умопомрачительных успехов, на которые они до 22 августа даже и не рассчитывали. Именно путч позволил им отнять у народа так много.

Давайте спокойно и беспристрастно посмотрим назад, на период с 1985 года по август 1991 года. Решая свои задачи, политические карьеристы вынуждены были улучшать жизнь народа, двигать страну в правильном направлении в политическом пространстве. До августа так и было. Почему? Потому, что сопротивление КПСС этим переменам требовало от политических карьеристов искать себе союзников. Без союзников они КПСС свалить не смогли бы.



Б.Ельцин на танке напротив здания ВС РСФСР 19 августа 1991 г.
обращается к толпе сторонников со своим заявлением
о незаконности действий ГКЧП.
Фото с сайта www.adme.ru

С другой стороны, позиция КПСС давала бунтовщикам и романтикам ориентир: если КПСС говорит «нужно направо», значит нужно налево. Своего ума ни у романтиков, ни у бунтовщиков никогда не было. И вот КПСС в одночасье пропала. Общая главная цель достигнута, и карьеристам союзники больше не нужны, а романтики и бунтовщики полностью дезориентированы, облапошить их теперь ничего не стоит. Теперь их как союзников можно кинуть, а как противников – облапошить. Так и произошло. Этого наверняка не случилось бы, если бы КПСС просуществовала хотя бы еще два-три года.

Таким образом, после бесславного завершения путча в августе 1991 года бунтовщики и революционеры-романтики, остановившие ГКЧПистов, стали их антагонистам – революционерам-прагматикам и контрэлите – не нужны. Окончательно не нужен стал и главный революционный инструмент – демократия. Именно с этого момента стала проявляться противоположность целей романтиков и карьеристов. Романтики продолжали говорить о народовластии и равноправии, а политические карьеристы окончательно «забыли» о таких своих обещаниях и сконцентрировались на строительстве капитализма и борьбе за власть. Именно дремучего капитализма, а не обещаемой рыночной экономики. С дремучим капитализмом мы сегодня сталкиваемся на каждом шагу, а вот рыночную экономику нам все обещают и обещают. Потом. Когда-нибудь. Некоторые до сих пор верят.

В это же время в недрах партийного аппарата национальных республик выкристаллизовалось желание покончить с гегемонией союзного центра. Поведение М.Горбачева и всех депутатов СССР на последнем Съезде в сентябре, иначе как жалким и ничтожным назвать нельзя. Они ничего не сделали для сохранения СССР, сами сдали его на милость победившим республикам, главным образом РСФСР. Омерзительно выглядел Б.Ельцин, откровенно издевавшийся над М.Горбачевым, который тоже был омерзителен в своей жалкости. Уже в сентябре стало очевидно, что этот Президент СССР не сохранит.

А у политических карьеристов настал следующий этап революции – этап перевыполнения ранее намеченных планов. На этом этапе бывшие союзники – политические карьеристы, с одной стороны, и романтики с бунтовщиками, с другой стороны, объективно становятся врагами. Но романтики этого не поймут еще очень долго. О недостатке ума мы уже говорили.


На третьем этапе с осени 1991 года контрэлита и прагматики открыто переходят к беспардонной борьбе за власть, и, что особо подчеркнем, за власть ничем и никем не ограниченную. Ведь, хоть и ограниченная слегка Съездом, у них и так была огромная власть. Правда, поначалу эту борьбу и борьбой-то не назовешь – простодушные романтики сами поначалу отдавали все, что у них ни «попросят».

К этому моменту у контрэлиты есть два лидера: М.Горбачев и Б.Ельцин. Столько лидеров контрэлите не нужно. До крушения КПСС М.Горбачев в качестве лидера контрэлиты был незаменим. Только он (генеральный секретарь ЦК КПСС) мог возглавлять борьбу с ортодоксами. После запрета КПСС и КП РСФСР в 1991 году он перестал быть единственно возможным лидером контрэлиты. После путча 1991 года указы Б.Ельцина сыпались как из рога изобилия, демонстрируя его решительность в уничтожении социалистического строя, хотя вслух эта новая политика так никогда объявлена и не была. И российская контрэлита выбрала более решительного Б.Ельцина. А уж контрэлитам остальных республик М.Горбачев и подавно был не нужен.

Депутаты Съезда НД России были готовы принимать участие в новой политике президента и на V Съезде в октябре 1991 года дают ему карт-бланш на проведение ЛЮБОЙ экономической реформы. Большей глупости представить просто невозможно. Они-то революционеры-романтики в своем большинстве еще верили, голосуя за наделение его чрезвычайными полномочиями, что Б.Ельцин это все еще их товарищ – депутат, член Межрегиональной депутатской группы, недавний председатель их Верховного Совета, которого они отправили на повышение. Как бы не так! Искреннее единодушие депутатов доказывает их голосование по вопросу о чрезвычайных полномочиях президента: 753 голоса «за» и только 59 – «против». И вот этих-то депутатов Ельцин через два года прикажет расстрелять из танков.

Романтики не понимали, что недавно избранные Советы, заполненные революционерами, уничтожив КПСС, уже сделали свое дело, они теперь не нужны. Более того, они превращаются в явную помеху контрэлите утвердить свою гегемонию в новой политической системе. Президент Б.Ельцин, как лидер победившей и превратившейся уже в новую элиту контрэлиты и примкнувших к ним прагматиков, вступает с депутатами-романтиками в открытую конфронтацию, которая завершится его полной победой в 1993 году. И, при этом, в самом начале открытой борьбы Б.Ельцин получает из рук своих врагов страшное оружие в виде чрезвычайных полномочий. Пожалуй, уже в этот момент романтики проиграли борьбу, даже еще в нее не вступив.

Но остается еще М.Горбачев, а ведь «скрипач уже не нужен». Не нужен не потому, что СССР представляет собой объективную помеху в достижении целей контрэлиты, не потому, что он противник контрэлиты, а потому, что есть некто более энергичный, способный достичь поставленных целей быстрее и надежнее, любой ценой, тот, кто для достижения этих целей не остановится ни перед чем.

Ни в коем случае не нужно думать, что команда М.Горбачева была противником достижения целей контрэлиты. Отнюдь. Обе команды стремились к одним и тем же целям и решали общие задачи. Достаточно вспомнить хотя бы то, что законы о кооперации, о государственных предприятиях, постановления об оптовых ценах и многое другое были приняты еще на союзном уровне.

Правда, отказ от М.Горбачева в качестве лидера означает отказ от «распила» остальной части СССР. Остальную часть СССР, конечно, жалко, хорошо бы капитализировать и ее, но это более сложная, а главное, требующая более длительного времени задача. Да и Российская Федерация так велика, что ее на всех новых российских элитариев хватит. Как мы теперь знаем, контрэлита, делая ставку на решительного Б.Ельцина, а не на размазню М.Горбачева, оказалась права – он не остановился ни перед чем. А М.Горбачев еще раз показал, что он размазня, добровольно отказавшись от президентства, добив тем самым СССР, как когда-то Николай II убил Российскую империю, отрекшись от престола. Кстати, депутаты в развале СССР виноваты не меньше Б.Ельцина. В Беловежской Пуще был всего лишь подписан договор об образовании Содружества независимых государств, который Верховный Совет РСФСР ратифицировал. Вместе с тем, в тот же день ВС РСФСР не только денонсировал договор об образовании СССР от 30.12 1922 года, но и отозвал депутатов из Верховного Совета СССР, сделав невозможным его функционирование. В борьбе с М.Горбачевым Б.Ельцин и Р.Хасбулатов шли рука об руку до самого конца СССР.

В конце 1991 года депутаты еще и не знают, что они уже «враги перестройки», а окружение президента (новая элита) начинает активную борьбу с ними за власть экономическую. Бюджет пока еще в руках депутатов, так что нужно сосредоточиться на остальном всенародном имуществе.

Еще раз напомним, закон о приватизации уже принят летом 1991 года, и можно разворачивать приватизацию в соответствии с ним. Но такая приватизация вчерашней контрэлите уже не нужна, не интересна. Причем тут народ? «Всенародное имущество» нужно поделить только между собой! Е.Гайдар и А.Чубайс готовят именно такую программу, такой способ приватизации.

Мы уже говорили о причинах товарного голода. Осенью 1991 года контрэлитой была проведена гениальная пропагандистская кампания по рекламированию своих будущих «успехов». Вот уже двадцать лет идеологи властной вертикали живут на дивиденды от той пропагандистской кампании. Кто ее придумал, мы не знаем, может быть, даже заокеанские «враги России», интеллектуалы из тогдашнего Госдепа, но исполнителем был Е.Гайдар, отложивший размораживание цен до следующего года.

Вспомним, как ещё в СССР союзное правительство подняло оптовые цены в стране, и всем стало понятно, что реформы цен розничных уже не избежать. За 1991 год они все-таки выросли почти в два раза. И вот в октябре 1991 года Б.Ельцин объявляет о том, что уже в текущем году розничные цены в России будут разморожены. Сделать такое объявление задолго до события может либо круглый дурак, либо трусливый подлец. Очевидно, что в таких условиях никто не будет продавать по твердым низким ценам то, что скоро он сможет продавать по любым, самым высоким. И продавцы перестали продавать хоть что-то, что не испортилось бы до момента размораживания цен!

А цены все не отпускают и не отпускают. Вот уже мэр Москвы романтик Г.Попов жалуется, что правительство не разрешило ему отпустить цены в Москве хотя бы с первого декабря, и что теперь в городе совсем нет государственных запасов, и подает в отставку. Пропагандисты были к пустым прилавкам готовы, и вовремя отснятые эффектные декабрьские кадры уже долгие годы кочуют по экранам российских телевизоров в подтверждение того, как плохо с товарами было в СССР. И ведь нельзя сказать, что в декабре прилавки всех магазинов не были пустыми. Действительно, были. Но пустые прилавки не означают пустые кладовки! Настал 1992 год, и те же самые прилавки в считанные дни заполнились товарами. Но никто не хочет задуматься, откуда эти товары взялись второго-третьего января. Может быть, их за два дня произвели негосударственные предприятия, кооперативы или центры НТТМ? Никто никогда не показывает нам прилавки магазинов в январе 1992 года. Гениальная и наглая PR-кампания!

Кстати, именно это – длительная, более чем на два месяца, задержка с размораживанием цен и подстегнула инфляцию сверх ожидаемого. Е.Гайдар обещал: за год цены вырастут в 3 – 5 раз. Гениальный экономист! Только за январь цены подскочили в три с половиной раза. А за весь 1992 год в 26 (двадцать шесть!) раз. И, конечно же, оплата труда «закономерно» всегда отставала от роста цен.

Главный революционный принцип контрэлиты – говорить одно, а делать другое. С КПСС борются под коммунистическими лозунгами. Социализм уничтожают, прикрываясь социалистическими принципами.

После крушения КПСС во весь рост встал вопрос о будущем государственном устройстве. Контрэлита, ставшая новой элитой, всегда прекрасно понимала, какую авторитарную вертикаль она собирается построить. Но вслух она этого так никогда и не объявила.

Наивные революционеры-романтики, в том числе и в Конституционной комиссии Съезда, с осени 1991 года требовали обсудить и принять основные положения будущего государственного устройства. Как бы не так! Политические карьеристы не могли этого допустить. Все попытки принять серьезные решения по таким вопросам ловко заматывались и забалтывались.

Мы помним, что революционеры-романтики на Съезде российских депутатов были в меньшинстве. Но именно они выражали чаяния народных масс, и в этом была их сила. Поэтому открытого обсуждения подобных вопросов допустить было никак нельзя. Седьмым Съездом было принято решение о вынесении на всероссийский референдум основных положений новой Конституции. Новая элита не могла допустить подобного плебисцита ни при каких обстоятельствах. Такой референдум означал полный крах всего проекта превращения себя в олигархов. Нет, они все равно стали бы миллионерами, это они себе уже гарантировали, но вот в список журнала «Forbes» они вряд ли попали бы в обозримом из 1992 года будущем. А это – поражение в необъявленной войне! И новая элита вступила на тропу открытой конфронтации со своими недавними союзниками и помощниками.

В чем смысл этой конфронтации? Кто именно является высшим органом государственной власти? По Конституции это Съезд НД. Но это не нравится революционерам-прагматикам. Вот что сказал Б.Ельцин на шестом Съезде в апреле 1992 года: «Съезд и Верховный Совет – высшие конституционные органы законодательной власти в стране. Какое-либо стремление низложить их открывает прямую дорогу политическому беспределу и ведет в тупик». Казалось бы, этими словами он признает верховенство Съезда, принимает то, что написано в Конституции, подтверждает то, в чем он клялся при вступлении в должность президента. Ан, нет. Перечитайте еще раз. Оказывается, Съезд вовсе не высший государственный орган, а всего лишь высший законодательный орган. В своих словах он уже его низложил, то есть «открыл прямую дорогу политическому беспределу и повел страну в тупик». Это он сказал на официальном выступлении на Съезде, а что он говаривал в менее официальной обстановке…

Уже в декабре 1992 года лидер новой элиты президент Б.Ельцин заявил: «С таким Съездом работать стало невозможно. Или я, или они». А ведь это тот самый Съезд, который избрал его Председателем Верховного Совета, сделал Президентом, только что разрешил издавать указы, противоречащие законам… Может быть, все депутаты в одночасье изменили свои политические взгляды, из бунтовщиков-реформаторов трансформировались в замшелых консерваторов? Или это такими красками стали незаслуженно описывать депутатов в газетах, все более подпадающих под власть президента?

Вот слова Б.Ельцина, сказанные им на Седьмом Съезде: «Съезд за восстановление тоталитарной советско-коммунистической системы, проклятой собственным народом». Никаких оснований для таких беспардонных обвинений не было никогда. Никто никогда не привел ни одного факта, подтверждающего не только реваншистскую политику Съезда, политику реставрации «тоталитарной советско-коммунистической системы», но даже и политику хоть какого-то противодействия реформам. Съезд не только всегда подтверждал свою приверженность реформам, но и на деле доказывал ее до самого разгона.

Так что вовсе не в противодействии реформам было дело. Самоё существование Съезда как высшего государственного органа, состоящего из народных представителей, стало препятствием для осуществления колбасной революции, для безудержного обогащения. Вспомните, фантастически обогатились они только после 1994 года, главным образом в 1996–1998 годах. Ждать до весны 1995 года, когда полномочия депутатов истекут, у политических карьеристов не было мочи. С этим Съездом нужно было покончить раньше. Этому и был посвящен весь 1993 год.

Первые наглые выпады Б.Ельцина в адрес высшего государственного органа власти датированы декабрем 1992 года. Тогда на Седьмом Съезде конфликт при помощи Конституционного суда удалось погасить. Но вот настает 20 марта, и Б.Ельцин, выступая по телевидению, оглашает свой Указ о чрезвычайном положении, примерно то, что потом будет написано в Указе №1400. Мы говорим «примерно» потому, что этого оглашенного указа так никто и не увидел. Президент и его команда сделали вид, что ничего и не было, что он просто пошутил. Так что Конституционному суду пришлось анализировать текст телевизионного выступления. В заключении Конституционного суда сказано: «Президент подтвердил в Обращении свою обязанность обеспечить соблюдение основ конституционного строя. Однако избранные им средства противоречат этой цели. По его мнению, сотрудничество с федеральными органами законодательной власти и ныне действующим депутатским корпусом невозможно».

Не можешь сотрудничать – уходи!
Танк у здания ВС России. 4 октября 1993 года.
Фото с сайта «Экспресс-газеты» www.eg.ru

Как жаль, что для отрешения Б.Ельцина от должности на Девятом Съезде не хватило трех десятков голосов. За отрешение проголосовало 617 депутатов, против – 268. Россия сегодня была бы совершенно другой страной, а её жители были бы намного богаче и свободнее. Вероятно… Как всегда, все решила сотня лентяев, которые просто не приехали на Съезд.

Однако эта репетиция пошла политическим карьеристам на пользу. Все свои мартовские ошибки они в сентябре учли. О сентябрьских событиях слишком много написано. Мы не будем углубляться в описание этих трагических событий.

Конституционная комиссия Съезда, председателем которой долгое время оставался Б.Ельцин, уже будучи Президентом, разработала проект новой Конституции парламентарной республики. В этой конституции у многочисленных народных представителей – депутатов оставалось слишком много прав, а вот разогнать их президент права не имел. Допустить принятия такой Конституции революционеры-прагматики не могли. Это было бы их проигрышем. Достижения революции должны были быть закреплены институционально. Именно такой проект конституции был ими подготовлен, причем, как теперь известно, Б.Ельцин своей рукой добавил авторитарности в уже готовый, итак уже авторитарный текст. На принципе разделения властей в этой конституции поставлен жирный крест. Для сохранения своего положения элите достаточно периодически решать всего одну задачу – обеспечивать «избрание» нужного президента. Для решения этой задачи они готовы на все, стоит лишь вспомнить 1996 год. Кстати, белое и пушистое НТВ тогда решало именно эту задачу, действуя заодно со всей остальной элитой. Для решения этой задачи они и сейчас готовы на все. Пока задача решается ими успешно…

Провозглашение конституции России в декабре 1993 года принятой венчает, завершает революцию. После этого начинается период реализации ее достижений.


* * *

Этап реализации достижений революции. На этом этапе законодательно и институционально закрепляется разделение общества на бенефициаров революции и всех остальных.

Ну, как можно было не воспользоваться своими достижениями? У ручья, да не напиться? И вот верх наглости разворовывания – залоговые аукционы. Прошедшая приватизация просто меркнет на этом фоне.

Бенефициары – они же по большей части и коррупционеры. Издевательством над здравым смыслом выглядят их заклинания о борьбе с коррупцией. Коррупция один из основных источников их доходов. Все законодательство «заточено» именно на получение коррупционной ренты «с должности». Когда-то это называлось кормлением. Чтобы понять, как этот механизм функционирует, не нужно изучать законодательство, достаточно послушать наших юмористов. Как еще можно объяснить тот факт, что наши элитарии отказываются ратифицировать 20 статью конвенции ООН о борьбе с коррупцией? Их крокодиловым слезам о вреде коррупции можно будет хоть чуть-чуть поверить только после ратификации этой статьи. Нет ратификации – нет веры! Никакой.
УДК 323.272, 575.17

Егоров С.Н., Цыплёнков П.В. Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993. – СПб, 2014. – 172 с.


В книге обсуждаются причины, движущие силы, политические механизмы и результаты буржуазно-демократической революции, произошедшей в России в 1989-1993 годах. Приведены хронология основных событий революции, стратегия и тактика организаторов и участников революционных событий. Предложена новая оригинальная классификация политиков.
Сформулирована гипотеза о неизбежности социальных взрывов в человеческом обществе, даётся расчет количественного и качественного состава социальной группы, способной участвовать в протестных акциях, а также перечень первоочередных шагов будущей демократической революции в России.
Книга представляет интерес для историков, политологов, социологов, юристов, биологов.

В сети Интернет – http://russian-revolution-1989.blogspot.com


The reasons, driving forces, political mechanisms and the results of the bourgeois-democratic revolution, which occurred in Russia (1989-1993) in the book are discussed. Chronology of major events of the revolution, the strategy and tactics of the organizers and participants of the revolutionary events are presented. A new original classification of politicians is proposed.
Hypothesis about the inevitability of social upheavals in human society is formulated. Calculation of the quantitative and qualitative composition of the social group be able to participate in protests, and list of primary steps of future democratic revolution in Russia are given.
The book is of interest to historians, political scientists, sociologists, lawyers, biologists.


Издатель П.В.Цыпленков.
Редактирование, макет и верстка – П.В.Цыпленков.


ISBN 978-5-600-00148-0
А размещение народных средств за границей за смешные проценты? Это для нас, для народа они смешные, меньше инфляции. Наши бенефициары хорошо выучили слова героя фильма «Свой среди чужих…»: «Это нужно не всем, а одному». Не сомневайтесь, кто-то один (или несколько) свой «маленький» процент с этого имеет. И ведь этот процент с десятков миллиардов долларов капает каждый год.

Пенсионное обеспечение построено так, что бенефициары, имевшие официальные доходы такие же, как у остальных граждан, получают пенсию в разы большую. Напомним, первое, что сделал Б.Ельцин в октябре 1993 года после расстрела парламента – подчинил пенсионный фонд правительству.

О плоской шкале налогообложения, введенной в 2001 году, сейчас знают все. Еще один рекорд нынешней элиты! Кому выгодна такая шкала? Конечно, только им, бенефициарам, но никак не народу. По той же причине был отменен налог с продаж – богатые больше покупают, следовательно, и налог с продаж платят больший. Долой такой несправедливый (для богатых) налог.

А закон об уничтожении миноритарных акционеров? В процессе приватизации все-таки образовались миллионы собственников, в основном, бесплатно получивших акции своего предприятия. И вот бенефициары разрешили себе увеличивать уставный капитал доставшихся им предприятий. При помощи этого простого механизма 51% акций легко преобразовывался в 99% за счет миноритарных акционеров, путем их исключения из списков «сохозяев» акционерных предприятий.

А избирательное «правосудие»! Принадлежность к бенефициарам гарантирует неприкасаемость, а непринадлежность – проблемы…

Этот шорт-лист постреволюционных законодательно-институциональных достижений бенефициаров каждый читатель сам может без труда продолжить.

В конституции об избирательной системе ничего не сказано. Видимо, специально. Теперь, окрепнув и заматерев, бенефициары Федеральным Законом «Об основных гарантиях избирательных прав граждан» (само название – издевательство) последние пятнадцать лет все больше и больше лишают граждан их избирательных прав – прав на обретение своего представителя. Сегодня граждане лишены избирательных прав еще надежнее, чем в КПССное время. А это и есть основа законодательного закрепления и развития революционных успехов главных бенефициаров.


Комментариев нет:

Отправка комментария