9. О неизбежности бунта


Оглавление



Революция является не только узловой точкой исторического развития всякого государства, но, по выражению К.Маркса, «локомотивом истории». После революции движение социума не прекращается и даже ускоряется. Государство продолжает эволюционировать в направлении, избранном революционерами или теми людьми, кто продолжает их дело. И может случиться так, что прав окажется Отто фон Бисмарк, и направление движения государства будет совсем не тем, о котором мечтали революционеры-романтики, и даже не тем, как хотелось революционерам-прагматикам.
Следующие за революцией события могут идти по одному из трёх направлений.
Предположим, революционеры добиваются такого состояния общества, когда смена элит будет осуществляться регулярно, мирно, при участии большинства граждан, например, в результате выборов. Сложившиеся после революции государственные институты будут обновляться на принципах демократии и конкуренции. Всякий раз, пробившись во власть, новый состав элиты, насыщенный революционерами, скорее всего, предпримет меры по совершенствованию государства, чтобы с выгодой для себя угодить также запросам избирателей и продемонстрировать свое стремление к «прогрессу». Назовем такое поступательное движение в рамках не меняющейся структуры государства модернизацией. Двухпартийная система США соответствует модернизационной модели. В условиях модернизации потребность в революции, если не отпадает полностью, то существенно ослабляется, поскольку даже самые радикальные бунтовщики и революционеры получают шанс реализовать свои общественные проекты ненасильственными методами, борясь за влияние на парламентское большинство, предлагая инновационные законопроекты.
Второй вариант связан с инстинктом самосохранения стяжавших власть «негодяев». Новая элита, инкорпорировав часть революционеров-прагматиков в свой состав, скорее всего, будет стремиться к сохранению своего доминирования во властных структурах. Задача совершенствования государства в таком случае отступает на второй план. Все силы элиты будут направлены на поддержание стабильности в обществе. Власть гарантирует народу статус-кво, остановку на одном уровне исторического развития, обеспечивающем данному составу элиты продолжительное процветание, а народу сохранение того уровня благосостояния, который «сложился исторически», тем самым, сплющивая виток спирали до состояния окружности.
Назовем это состояние общества – консервацией. В период консервации характерен кадровый и событийный застой, демагогия в СМИ, сублимация энергии народа в какие-либо «великие» проекты, стройки, соревнования, но могут иметь место и элементы модернизации, преимущественно декоративные и фальшивые. Например, могут меняться вывески министерств: милиция – полиция, создаваться «влиятельные» политические партии, кормящиеся из тех же рук, что и другие политики, и включающие в руководящие органы лишь представителей элиты. Народные массы будут с увлечением следить за интригой предвыборной борьбы подобных партий, не осознавая, что этот разрешенный элитой аттракцион не что иное, как «борьба нанайских мальчиков».
Наконец, возможен и третий путь – реставрация. Это такая ситуация, когда в результате последовательной смены руководителей к власти в государстве возвращаются состарившиеся и оголодавшие представители прежней элиты, потерпевшей поражение в ходе революции, но восстановившей свои позиции и авторитет в обществе тем или иным способом. Так было в Венгрии, когда в результате свободных выборов к власти в 1992 году вернулись коммунисты, правда, ненадолго. Мы видели это и в Грузии, когда президентом там избрали коммуниста Э.Шеварднадзе. Его сторонников грузинам удалось лишить статуса элиты лишь в результате следующей «революции роз» в ноябре 2003 года.
Представители старой элиты, конечно же, будут прилагать все силы для того, чтобы восстановить привычные для них условия существования, адаптировать достигнутую в результате революции экономическую формацию к своим целям сохранения власти. И если не в экономике, то во внутренней политике и культурно-идеологической сфере мы будем наблюдать возврат к шаблонам и стандартам дореволюционной эпохи.
Это третье состояние постреволюционного общества, реставрация, неизбежно приведет к очередной революции, поскольку новым поколениям граждан страны жить по старинке вряд ли понравится, а старая элита и её пособники рано или поздно уходят из жизни. Навязывать молодежи сужденья, почерпнутые «из забытых газет времен Очаковских и покоренья Крыма», далеко небезопасно. Воскрешение призраков прошлого поначалу позабавит народ, а потом и озлобит. И снова «передовые умы эпохи» прибегнут к помощи бунтовщиков. Страна на радость своим зарубежным врагам и конкурентам погрузится в состояние революционного хаоса, а бунтовщик вновь станет наиболее популярной фигурой в прессе и на собраниях граждан. Значит, выход из состояния консервации – революция.
Так, для свержения режима Шеварднадзе потребовалось инициировать в Грузии «революцию роз» сразу же после так называемой фальсификации результатов парламентских выборов в пользу «партии власти». И если бы не усугублялись дремучие реставрационные процессы в Киргизии и на Украине, то и в этих суверенных республиках не начались бы народные волнения, сохранившиеся в истории под именем разноцветных революций. Можно с уверенностью констатировать, что главное достижение М.Саакашвили и его сторонников – приведение Грузии в состояние модернизации, обеспечивающей мирный процесс смены персонального состава властвующей элиты. Смена элиты в результате народного голосования есть мирный демократический способ удовлетворения запросов антикратиков. Сам экс-президент Грузии проиграл выборы, осмеян своими недругами и оппозиционерами, но грузинский народ от такого «самопожертвования» Мишико сотоварищи, безусловно, выиграл.
Впрочем, новая элита может сразу после революции не вполне удовлетворять запросам революционеров, и тогда эти революционеры поднимут народные массы на борьбу за коренное реформирование государства, произойдет следующая революция. Например, к осени 1917 года революционеры-большевики, будучи оппозицией, не имели шансов добиться власти парламентскими методами и подняли на восстание матросов-бунтовщиков. В итоге произошла очередная, Октябрьская социалистическая революция, ускорившая исторический прогресс, достигнутый Февральской буржуазной (антимонархической) революцией.
Характерной чертой реставрации является восстановление устаревших культурных элементов, например, религиозных вероучений, которые берутся под опеку государством. Как тут не вспомнить Ч.Ломброзо, который в своей книге о природе революций и бунтов приводит Шотландию XVIII века как пример гипертрофированной защиты консервативного католицизма от наступления новейшей культуры из Англии. «Недостаточно почтительный разговор с проповедником считался важным проступком; не поклониться ему было уже преступление; не бояться грома считалось признаком нечестия; самое невинное веселье было запрещено, желать родить именно сына – смертный грех. Для суда над грешниками были установлены трибуналы, наказание штрафами, епитимьями, кнутом и каленым железом. Помочь голодному или умирающему еретику – будь это собственный сын или отец – не только грех, но и преступление. Грехом считался также переезд из одного города в другой, визит к знакомому в воскресенье, даже прогулка или ванна в этот святой день! Все это нисколько не удивительно, потому что религия есть учреждение, воплощающее в себе консерватизм сознания народных масс».
Очень жаль, что бесшабашные певицы, сплясавшие в Храме Христа Спасителя, не читали книг Ч.Ломброзо и не догадывались о состоянии Российского государства, в борьбе с антикратиками все больше скатывающегося в направлении реставрации.
Вместе с тем, революция может с первой попытки и не произойти. В борьбе с бунтовщиками и революционерами старая элита может и победить. Парижская коммуна яркий тому пример. И если элита не сделает кардинальных выводов из произошедших событий, бунты будут возобновляться и продолжаться до тех пор, пока революция все-таки не завершится. Н.Макиавелли учил: «Каждая революция – это лишь репетиция следующей». Люди должны прислушаться к этому проницательному и хитрому политику.
Каким же образом накапливаются человеческие ресурсы бунтовщиков, которые становятся движущей силой революции? Все же революция – не стихийное природное бедствие, а сугубо общественное явление, базирующееся на человеческих ресурсах.
Выше мы показали, что в соответствии с законом Харди-Вайнберга число пассионариев, потенциальных бунтовщиков, в каждой стране – величина постоянная. Хотя их не так много, но историческое значение людей этого типа очень велико. Напомним, популяционная генетика говорит, что все группы населения, как сами политики (антикратики и прократики), так и народные массы, порождают новые поколения пассионариев. Примем во внимание и тот факт, что, поскольку элита по своему положению в государстве является управляющей группой и по численности, как правило, существенно уступает народным массам, то фактическое количество пассионариев, рождающихся в семьях народных масс, значительно больше, чем количество пассионариев, рождающихся в семьях элиты. В главе 8.2 мы определили, что бенефициарами революции (в наиболее выраженной, явной форме) стали лишь 10% населения России, и даже менее, те, кто существенно прирастил свое имущество. Следовательно, девять десятых новых пассионариев по своему рождению к элите принадлежать не будут. Сможет ли элита отвлечь всех молодых пассионариев от политики? Или придется инкорпорировать большое число активных молодых людей в состав прократиков, принимая их на госслужбу, в полицию и армию. Раздувание штатов в государственных учреждениях, которые мы наблюдаем в новейшей истории России, свидетельствует о том, что элита избрала стратегию инкорпорирования активной молодежи, вербовки из новых пассионариев своих союзников. Пока государственный бюджет позволяет содержать рекрутированный легион новых чиновников, такой подход обеспечения социального мира выглядит вполне рациональным. Но до известного предела. Ведь диспропорция числа пассионариев в социальных группах будет со временем только возрастать!
Изучение пассионарного фенотипа среди подрастающего поколения интересовало ученых даже при социализме. В 1986-1988 годах проводили социологическое сканирование задатков лидерства среди детей, посещающих подростковые клубы, но принадлежащих к различным социальным группам. Обнаружили, что среди детей из семей рабочих лидеры составляли 39%, из семей административных работников и крупных руководителей – только 18%, из семей научной и творческой интеллигенции – 25%.
Как видим, среди «простых» людей, то есть по нашей классификации – народных масс, определена большая доля детей с лидерскими наклонностями. При этом следует учитывать и малый процент власть имущих от населения страны. Значит, элита вырождается? На этом основании авторы цитируемого исследования заключали, что неравномерное распределение лидеров в антагонистических классах общества ведет к социальным конфликтам и революции. С другой стороны, может быть, потенциальные лидеры из «богатых семей» просто не обращались за развлекательно-образовательными услугами в подростковые клубы. Может быть, все же, согласно нашей теории, и в элите, и в народных массах процент лидеров, пассионариев примерно одинаков?
В 1989 году в Красносельском районе города Ленинграда генетики методом социологического опроса оценивали количество эгоистов и альтруистов среди старшеклассников. Альтруизм – один из признаков, как мы полагаем, пассионария. Генетики предположили, что в эволюции альтруизм являлся признаком рецессивным. Антагонистическое качество души живого организма – эгоизм – признак доминантный. Более того, ленинградские генетики выдвинули гипотезу, что для появления в семье чистого альтруиста, необходимо совпадение рецессивных аллелей двух различных генов.
Исследование показало, что распределение альтруистических наклонностей среди подростков как раз соответствует этой теории. Чистых альтруистов обнаружилось лишь 6%, тогда как ярко выраженные эгоисты в старших классах преобладали. Главное, что в данном исследовании подтверждает нашу теорию, это одинаковая доля альтруистов и в классах, где были собраны «благополучные» и дисциплинированные школьники с хорошей успеваемостью, дети из «порядочных» семей, и в классах с троечниками из «неблагополучных» семей. Что подтверждает действие закона Харди-Вайнберга для жителей Ленинграда, с удовлетворением заключили генетики.
Два приведенных выше примера отражают различные точки зрения на причины революционных процессов в обществе.
Социал-ламаркисты утверждают, что у потомков правящего класса происходит интеллектуальное и физическое вырождение в силу отсутствия необходимости борьбы за свое существование, утраты потребности развивать интеллектуальные способности, а также получения достатка без приложения каких-либо усилий за счет занятого родителями положения во власти. Это приводит к снижению концентрации пассионариев в правящем классе. Обратный процесс происходит среди угнетенных народных масс. Тяжелая жизнь людей порождает из их среды лидеров, упрямцев и прочих пассионариев.
Социал-дарвинисты оспаривают этот тезис, предполагая, что генерация лидеров никак не зависит от условий существования родителей и является автохтонным процессом, то есть таким явлением, которое не зависит от внешних условий и не приобретается в ходе жизни предшествующего поколения.
Народная мудрость гласит: в потомстве гениев природа отдыхает. Это примерно то же, что сказать: сын академика, весьма вероятно, может не стать талантливым ученым, у сына певца может отсутствовать оперный голос и даже музыкальный слух, сын банкира может родиться щедрым, великодушным и предпочесть образ жизни хиппи деятельности аристократа с Беверли-Хиллз. Сын маршала, как говорилось выше, вовсе не обязательно вырастет талантливым полководцем.
И наоборот, хороший спортсмен вполне может появиться в семье неспортивных родителей. И, если потуги мэтров сцены протолкнуть бесталанных своих деток на эстраду почти сразу же обнажаются и отвергаются зрителями, если дети выдающихся спортсменов никак не дотягивают до разрядников, о чем свидетельствует неподкупный секундомер, то в государственном управлении и в сфере науки негативные результаты семейственности и вырождения не так явны и не сразу заметны.
Если верно утверждение «Forbes», что в современной «капиталистической» России 15% семей получили в собственность 90% национального достояния, и по-настоящему богатыми стали лишь 1,5–2%, то в соответствии с законом Харди-Вайнберга, эти 2% и пассионариев в молодежную среду поставляют ничтожно мало, в результате чего, в масштабах всей страны, число пассионариев из массы «обездоленного» населения в новом поколении намного превзойдет число пассионариев, защищающих интересы элиты.
В свою очередь революционеры будут с исторической неизбежностью ставить под сомнение целесообразность и полезность для общества такого непропорционального распределения средств в одном времени и пространстве, призывать к переделу собственности, перераспределению финансов, трансформации всего государственного устройства. О том, чтобы ревизовать итоги ваучерной приватизации, сегодня из политиков не говорят лишь самые осторожные.
Элита предпринимает шаги по контролю над активной молодежью, перетягиванию неэлитных пассионариев на свою сторону. Здесь уместно напомнить о потугах властей России управлять молодежью, особенно юношеством с лидерскими задатками. Для этой цели щедро финансируется программа «Селигер», создаются прокремлевские движения «Наши», «Молодая гвардия», «Хрюши против» и т.п. Изобретаются новые и совершенствуются старые «социальные лифты» типа Академии госслужбы. Энергию самых агрессивных пассионариев элита с помощью провокаторов направляет в противоположную от себя сторону: на инородцев-мигрантов, на лиц с отклонениями в сексуальной ориентации, наконец, против болельщиков иногородней футбольной команды. Энергия пассионариев объективно существует, и если элита не озаботится ее канализацией, то такое пренебрежение объективной реальностью может выйти ей боком: пассионарии превратятся в политиков-бунтовщиков.
Социал-ламаркисты нередко приводят убедительные исторические примеры вырождения правящей элиты. За 5000 лет существования Китая через каждые 300 лет проходила смена династий, то есть через 10-15 поколений. Для России это также характерно. Несмотря ни на какие ухищрения, династия Романовых «продержалась» у власти лишь 300 лет. Означает ли это, что генетическое перераспределение лидеров между элитой и контрэлитой занимает промежуток времени в 10-15 поколений? Вовсе нет. В доме Романовых, как мы знаем, собственно славянских изначальных генов к 1917 году оставалось совсем мало. Генофонд этого клана сильно был разбавлен генами немецких, датских, английских правящих родов. И причина падения дома Романовых с российского трона – вовсе не генетическое вырождение фамилии.
С позиции биологии достаточно трех поколений, то есть примерно 60 лет, чтобы правящая элита «выродилась». Интеллектуальная деградация в 3-м поколении правящего и управляющего класса предрешена умышленным, семейственным ограничением доступа к руководству страной чужакам – лидерам из производящих пролетарских классов рабочих и рядовой интеллигенции. Если воспрепятствовать плавной либо революционной смене элиты на контрэлиту, то по чисто биологическим законам через полстолетия произойдет необратимое загнивание элиты, ослабление государства. В этом сходятся взгляды и социал-ламаркистов, и социал-дарвинистов.
Если элита поставила границу между собой и народными массами, то так и будет, но в современном демократическом обществе контакты между богатыми и бедными существенно упрощены по сравнению с феодальным и кастовым прошлым. Происходит амортизация лидеров из народных масс – социальный лифт. Любому биологическому пассионарию, кто вовремя (в комсомольском возрасте) понял правила «игры», при социализме ничто не мешало занять и социальную лидирующую позицию. Для этого достаточно было вступить в КПСС. Именно этим объясняется такое количество членов этой организации. Это все равно не позволило бы активному юноше из народных масс поступить в МГИМО, но очень многие возможности карьерного роста для такого человека оставались открытыми. Правда, в обязательные правила игры входил лицемерный энтузиазм в «борьбе за дело коммунизма».
С позиций социал-дарвинизма можно говорить уже не столько о вырождении элиты, сколько о безостановочном поступлении пассионариев из народных масс в группу политиков. И далеко не все эти молодые лидеры находят свое место среди прократиков. Некоторые из них, конечно, в наши дни, когда расстрелы и массовые «посадки» вышли из моды, самостоятельно уходят от борьбы. Такие люди получили возможность эмигрировать и искать счастье в других странах. Но большинство пассионариев все же остается в России, что приводит к неуклонному дисбалансу, к нарушению равновесия между прократиками и антикратиками, между пассионариями из народных масс и относительно немногочисленными пассионариями, родившимися в семьях элиты. Этот социальный дисбаланс может привести к серьезным конфликтам и к революции, если для этого образуются внешние предпосылки. Достаточно лишь найти повод. А на это революционеры – большие мастера.
Итак, по какому из описанных путей сегодня идет Россия?
По мнению политолога В.Фёдорова, во время президентства В.Путина качество элиты (возраст, уровень образования) ухудшилось, автономия сократилась. Опора на периферийные отряды элиты для восстановления «вертикали власти» и использование силовиков в качестве функционального эквивалента дисциплинированных чиновников обернулась традиционализацией правящей группы.
В то же время, согласно суждению политолога С.Гаврова, традиционализация российской элиты позволила «включить созвучные массовому сознанию ценности в политику, дать обществу идеальные цели, соответствующие коллективному бессознательному».
Таким образом, как бы витиевато не оправдывали события в нашей стране политологи, мы понимаем, что в начале XXI века в России происходит не что иное, как реставрация. На фоне сумбурного капиталистического строительства и резкого ухудшения уровня жизни народных масс в конце 90-х годов XX века к власти в центре и во многих регионах пришли представители силовых структур (в недавнем своем прошлом сотрудники КГБ или военные), а также функционеры из аппарата КПСС или ВЛКСМ. Эти люди, завоевав себе положение в качестве элиты, начали создавать и условия своего стабильного существования.
Пресса поставлена под государственный контроль, как финансовый, так и правовой. В настоящее время этот контроль ещё усиливается. Ставится вопрос о пересмотре законодательства о СМИ под предлогом, что газеты или телепередачи недостаточно выполняют роль воспитателя молодежи. Практикуется бессудная блокировка сайтов в сети Интернет под предлогом, например, обнаружения на страницах нецензурных высказываний или противозаконных экстремистских призывов.
В идеологической сфере власть создает такие фантастические конструкции, гибриды и химеры, о которых прежде могли лишь сказочники книжки писать. Насаждение религиозных вероучений вместо научных теорий в средней школе, замена коммунистических идеалов канонами различных религий, участие истеблишмента в религиозных церемониях, – все это уже не фантастика, а одобряемая ньюсмейкерами российская действительность. При этом, выдающиеся деятели элиты продолжают чествовать ветеранов коммунистической эпохи, хвалят завоевания социализма в научной и культурной сферах и с восторгом вспоминают свою комсомольскую атеистическую молодость.
Представляется, что сложившаяся в начале XXI века в России элита рассматривает страну и бывшую социалистическую собственность, доставшуюся ей практически даром, уже как свою наследственную вотчину. И подобное отношение к жизни не может не тревожить сознательных россиян. В странах с «феодальным» отношением к буржуазной собственности, силовики, получив власть, не ограниченную ни судом, ни парламентом, просто начинают захватывать собственность или создавать свой монопольный бизнес. И вместо класса честных защитников «священной частной собственности» мы получаем «опричников», грабящих и обкладывающих предпринимателей данью. Многочисленные примеры у всех на слуху. То прокуроры защищают нелегальных содержателей игорных притонов, не взирая на установленный Госдумой запрет игрового бизнеса, то полиция не реагирует на жалобы граждан по поводу бесчинств каких-нибудь местных нуворишей, то руководитель районной налоговой инспекции, построивший себе дворец в Арабских Эмиратах, распоряжается о возврате миллиардов рублей в качестве налогового вычета «дружественному» предпринимателю.
Такие факты не могут оставить без внимания антикратики. Все вокруг – унылый и зловещий пейзаж реставрации.
Остается только узаконить в России феодальные традиции наследования власти, возродить монархию, которую в последние годы не превозносит лишь ленивый, и тогда права сегодняшней элиты и её наследников будут «надежно защищены». Восстановление сословий – вот розовая мечта отечественной элиты. Это может быть воспринято только как дикость в любой европейской стране, но у нас на родине возможно все. Чемпионство по экономическому расслоению это подтверждает.
Зарубежные исследователи определяют современное общество в странах, переживших революцию как весьма нестабильное. Так, редактор журнала «Foreign Policy» Дэвид Роткопф пишет, что многомиллионные манифестации протеста, с одной стороны, иллюзорны, а, с другой стороны, воодушевляют.
Сегодня, когда на улицы вышли бразильцы и турки, а также египтяне (последние – уже не впервые), комментаторы вновь заявляют, что наступил новый 1848 год. Революции 1848 года в Европе не спровоцировали реальных немедленных перемен. «Эти революции заглохли или были подавлены не случайно: революционеры лучше умели организовывать протесты, чем претворять свои движения в институции или порождать, развивать и наделять полномочиями лидеров, которые могли бы подчинить себе существующие институции», – пишет Д.Роткопф. Заодно он напоминает позитивный пример Американской революции: вожди создали механизмы для подпитывания восстания, а затем систему, которая защищала принципы революции и сопротивлялась противодействующим силам.
Этот Роткопф, рассматривая вспышки народного недовольства за последнюю четверть века: площадь Тяньаньмэнь, восстания, которые низвергли СССР, иранскую «зеленую революцию», Тахрир, Ливию, Тунис, площадь Таксим, – считает, что во всех случаях протестующие вряд ли оказались в числе тех, кто максимально выиграл от исхода событий. Бунтовщики – бунтуют, контрэлита – богатеет. В России власть перешла от одной элиты к другой, но революции в Центральной и Восточной Европе принесли реальные перемены и демократию. Протесты, зачастую, оканчиваются ничем или эксплуатируются могущественными людьми. Ведь политические карьеристы и бунтовщики-эпитектики, как мы утверждаем, – это главные персонажи революционных спектаклей.
Д.Роткопф полагает, что в современных условиях стихийный бунт обречен на провал. В распоряжении элиты – деньги, армия, полиция и рычаги «механизмов политического самовыражения». Элита может применять ресурсы государства для подавления восстаний либо эксплуатировать революции для соперничества с контрэлитой. Элиту трудно сместить, особенно движению, у которого нет реальных лидеров, четкой программы, сильной политической организации.
И все же, мы видим, что элита очень боится народного бунта. Чем больше отрыв властей от народа по материальному благосостоянию, тем этот страх сильнее. Об этом в России свидетельствует непомерное повышение в последние годы жалования полицейским и военным, а также ужесточение репрессий по отношению к антикратикам. Особенно к тем, кто своими протестными действиями напоминает народу о праве сограждан на более человечное к ним отношение со стороны истеблишмента, о необходимости все же сокращать разрыв в доходах богатых и бедных россиян. Хотя мы-то понимаем, что подобные призывы – пустой звук. Ни один богач добровольно не уступит своей копейки, и ни один силовик или государственный деятель по доброй воле не откажется от принадлежащей ему «по должности» коррупционной ренты.
Высказывания современных прократиков свидетельствуют о том, что они хорошо разбираются в сложившейся политической ситуации, и всячески борются с самой идеей бунта или ограничивают шансы революционеров-романтиков получить большинство в парламентах любого уровня.
Типичный революционер-прагматик А.Чубайс, вознесенный демократической революцией на политический Олимп с табуретки доцента Ленинградского инженерно-экономического института им. П.Тольятти, о народе судит так: «Что вы волнуетесь за этих людей? Ну, вымрет тридцать миллионов. Они не вписались в рынок. Не думайте об этом – новые вырастут».
По поводу демократических выборов этот экономист имеет соответствующее мнение: «Представьте, организовали в стране по-настоящему полностью демократические выборы, основанные на волеизъявлении трудящихся с равным доступом к СМИ, к деньгам... Результат таких выборов оказался бы на порядок хуже, а возможно, просто катастрофичен для страны».
Читатели не забыли ещё главный критерий зла, исповедуемый прократиками: всё, что плохо для элиты, плохо для страны! А.Чубайсу нельзя отказать в уме, образованности, последовательности и принципиальности.
Ещё дальше идет В.Варфоломеев, заместитель главного редактора «свободолюбивой» радиостанции «Эхо Москвы». Вот, что он публикует на своем сайте: «…если бы у нас сейчас проводились честные выборы, то большинство голосов, по крайней мере, на парламентских выборах получили бы коммунисты и жириновцы. Лично меня такая перспектива категорически не устраивает. Как ни горько об этом говорить, но лучше уж сохранение у власти (даже путём приписок) коррумпированных и не самых кровожадных бюрократов, чем приход к этой власти сталинистов и дремучих националистов. Хотя, как выразился сегодня один из слушателей «Эха», категорически не хочется выбирать из двух похожих куч дерьма».

Обратите внимание: они сознательно против честных выборов. Правильно, раз нет оппозиции, то и выбирать сегодня в России не из кого!

Политтехнолог «Единой России», лучший преподаватель Высшей школы экономики и постоянный лектор молодежного лагеря «Селигер» О.Матвейчев рассуждает в своем блоге об антикратиках: «Знаете о чем я мечтаю? Чтоб в один прекрасный день собрались вы все на большом майдане все горлопаны, крикуны, сетевые хомячки, борцы с коррупцией, выступающие за власть народа, завистливые козлы, считающие деньги в чужом кармане, манипулируемые лохи и неудачники всех мастей, обвиняющие в этом кого угодно, только не себя, собрались со всеми вашими знаменами, с пеной у рта и криками «чиновников на фонари!!!», «нет коррупции!», «власть – народу!». Чтоб собрались все, чтоб ни один сука дома не остался. Главное, чтоб все вылезли. Жаль только, площади такой нет, вот в Китае хорошо было: Тяньаньмэнь вмещает 1 миллион человек. И вот, когда все бы вы вылезли, вышла бы танковая армия и всю сволоту все г… нации намотала бы на гусеницы, выжгла бы все каленым железом. И вот тогда, как после Тяньаньмэнь в Китае, у нас бы тоже 20-30 лет подряд был бы экономический рост по 10 процентов в год. А через 20-30 лет всю процедуру опять повторить, потому что опять народится новое поколение майданщиков, неудачников, лохов и горлопанов. Всякое тело периодически должно самоочищаться путем Тяньаньмэня, иначе, если либеральничать, кал майданутых и впрямь может попасть в мозг, как это было на Украине после майдана, и за 5 лет страна была отброшена на 10 лет назад. Или как у нас в революцию после выстрела «Авроры», когда страна 10 миллионов человек потеряла из-за власти горлопанов. Хорошо, товарищ Сталин этих перманентных революционеров и горлопанов революции, и ленинскую гвардию отправил работать на Север».

Как видим, у некоторых из них ЭТО не только на уме, но и на языке.
Реальный педагог, ей-богу! И популярный писатель. Сочинил книжку про социальное программирование «Уши машут ослом», как пропагандисты умеют дурачить народ, в которой придумал пример, будто бы Гомер сфальсифицировал историю. Ведь, на самом деле, это троянцы разгромили греков.
Главный режиссер проправительственного Интернет-телевидения, видный идеолог «Единой России» Ю.Гусаков, высказался о стратегии элиты в отношении подрастающих лидеров из народных масс: «Страну населяет звероподобный сброд, которому просто нельзя давать возможность свободно выбирать. Этот сброд должен мычать в стойле, а не ломиться грязными копытами в мой уютный кондиционированный офис. Для этого и придуманы «Наши», «Молодогварейцы» и прочий быдлоюгенд».

Опасается революции и «диссидентка» К.Собчак. Определенно, ей есть, что терять. Эта «бунтующая» из рядов элиты видит в России приближающийся кризис и боится его. «В России, – откровенничает она на радио «Эхо Москвы», – протестный потенциал огромный, потому что в стране заключен пакт: свобода в обмен на колбасу. Получили колбасу – отдали свободу. По Андропову. Этот пакт закончится ровно в тот момент, когда закончится колбаса. И потому, когда с ней начнутся перебои, надо будет очень быстро бежать в сторону первой же шенгенской страны».
Цитата К.Собчак в «Независимой газете» (январь 2012): «Одно знаю точно – эта ситуация всех нас поставила перед выбором; либо ты с думающими людьми, с пассионариями этого общества, с новым «креативным» классом, с теми, кто читал с тобой одни книжки и разделяет твои взгляды на жизнь, на свободу, на человеческое достоинство, либо ты умный и образованный человек, которого купили, либо ты искренне с токарем из Перми. У нас (с токарем) разный уровень желаний в силу разницы образования и уровня жизни. Токарь понимает, что лучше пусть не будет программы «Намедни», которую он все равно не смотрел, но зато продукты будут не по талонам».

Вот такие откровенные оценки дают народным массам российские элитарии. В чем-то они, возможно, правы, но авторы настоящей книги не разделяют их достаточно упрощенный подход к проблеме очищения общества от инакомыслящих по причинам, изложенным в предыдущих главах книги. Вместе с тем, нас тревожат подобные все нарастающие настроения в элите. Тревожат потому, что именно рост этих настроений ведет к бунту, ведет к тому, что всех «недобежавших до шенгена» развешают на фонарях. Нам бы этого не хотелось, ведь, как водится, достанется не только им…
Всякого чиновника, который предсказывает революцию, истеблишмент подвергает репрессиям. Таков печальный пример доктора экономических наук М.Дмитриева, назначенного ещё в 2000 году В.Путиным на должность первого заместителя министра экономического развития и торговли России.
Последние три ежегодных доклада Центра стратегических разработок (ЦСР), созданного в декабре 1999 года для обеспечения поддержки В.Путина на выборах президента, вызвали неудовольствие Кремля, а пресс-секретарь президента В.Путина Д.Песков окрестил их «необоснованно пессимистическими» и даже «апокалиптическими».
С 2005 года ЦСР руководит М.Дмитриев, в его задачи входило готовить аналитические доклады для определения экономического курса правительства и консультировать администрацию президента, в том числе — по политическим вопросам.
В марте 2011 года предсказал массовые протесты, которые и развернулись в декабре, а продолжались практически весь 2012 год.
Доклады, презентованные в 2012 и 2013 году, оказались еще мрачнее. Из них следовало: более половины россиян на полном серьезе считают, что революция является единственным выходом для страны. И утверждают это не в эмоциональном запале, а готовы рационально обосновать свое мнение. Более того, они не хотят устраивать переворот самостоятельно, а будут поддерживать те внешние силы, которые способны свергнуть режим.
Психотесты, которые были даны респондентам, поставили российскому обществу мрачный диагноз: «синдром выученной беспомощности». Его открыли жестокие американские ученые, ставившие эксперименты на собаках. Они показывали животному кусок мяса, а когда зверь подбегал — захлопывали перед ним дверь. Так повторялось до тех пор, пока собака не переставала реагировать на еду. И не шла за ней даже в открытую дверь. Тогда ее подгоняли током, но она все равно активно не хотела идти за мясом.
В чем выражается этот синдром у россиян? «В том, что, не поддерживая власть, они не ходят на выборы и не голосуют против нее», – констатировал М.Дмитриев. Неявка двух третей избирателей сегодня вполне обыденное явление.
Подтверждают тезис о пассивности населения России, в тайне хранящем протестные настроения, и другие социологи. Так, генеральный директор Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) В.Федоров заявил в начале 2013 года, что жителям нашей страны больше всего не нравятся два слова – «революция» и «элита». Ученый установил, что даже счет в каком-либо российском банке есть только у каждого третьего жителя нашей страны. А уж зарубежные счета для подавляющего большинства – все равно, что другая планета. Тем не менее, отношение к нынешней элите гораздо лучше, чем к позднесоветской, дореволюционной. Ее представители умнее, предприимчивее, инициативнее. Но есть одна ахиллесова пята, которая сводит на нет все достоинства – современная элита работает только на себя, а не на страну. Этим все ее достоинства перечеркиваются. В.Федоров отметил, что любое действие, препятствующее перекачке средств из страны, пользуется «ураганной поддержкой» народных масс. Более того, по данным ВЦИОМ существует твердое большинство – две трети россиян – которое считает, что вопросом «национализации элит» надо заниматься и чем скорее, тем лучше.
УДК 323.272, 575.17

Егоров С.Н., Цыплёнков П.В. Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993. – СПб, 2014. – 172 с.


В книге обсуждаются причины, движущие силы, политические механизмы и результаты буржуазно-демократической революции, произошедшей в России в 1989-1993 годах. Приведены хронология основных событий революции, стратегия и тактика организаторов и участников революционных событий. Предложена новая оригинальная классификация политиков.
Сформулирована гипотеза о неизбежности социальных взрывов в человеческом обществе, даётся расчет количественного и качественного состава социальной группы, способной участвовать в протестных акциях, а также перечень первоочередных шагов будущей демократической революции в России.
Книга представляет интерес для историков, политологов, социологов, юристов, биологов.

В сети Интернет – http://russian-revolution-1989.blogspot.com


The reasons, driving forces, political mechanisms and the results of the bourgeois-democratic revolution, which occurred in Russia (1989-1993) in the book are discussed. Chronology of major events of the revolution, the strategy and tactics of the organizers and participants of the revolutionary events are presented. A new original classification of politicians is proposed.
Hypothesis about the inevitability of social upheavals in human society is formulated. Calculation of the quantitative and qualitative composition of the social group be able to participate in protests, and list of primary steps of future democratic revolution in Russia are given.
The book is of interest to historians, political scientists, sociologists, lawyers, biologists.


Издатель П.В.Цыпленков.
Редактирование, макет и верстка – П.В.Цыпленков.


ISBN 978-5-600-00148-0
Правящая верхушка богатых оставляет гипотетическую лазейку для бедных «выйти в люди». Это так называемые «социальные лифты» (в виде высшего образования по направлению «госслужба», в виде армейской карьеры, в виде «свободных» выборов в органы власти), которые, однако же, полностью контролируются элитой и их прислужниками. Этот клапан слишком мал, чтобы стравливать пар возмущения в рабочем режиме, следовательно, продолжение демократической, антифеодальной революции в России неизбежно. И, если принять за точку отсчета 1993 год, то следующий революционный подъем можно было ожидать уже через поколение, примерно через двадцать лет, тем более, что мировой кризис мог бы стать детонатором революционного протеста. Так называемые «Марши несогласных» и пикеты по 31 числам месяцев мы начали видеть в середине первого десятилетия XXI века. Они возникли как ответ антикратиков на рост угнетения со стороны элиты, на ужесточение законов о массовых мероприятиях, хорошо вписывающееся в стратегию консервации. Но действительно массовые выступления недовольных порядком в стране мы увидели в 2012-2013 годах. Повод дала фальсификация выборов в Госдуму. На площади и проспекты крупных городов России вышли в большинстве своем молодые 20-30-летние люди – дети тех, кто был на антикоммунистических митингах и баррикадах в 1989 и в 1991 годах, тех, в кого целились снайперы и спецназовские пулеметчики у телецентра в Останкино 3 октября 1993 года. Эти молодые жители России вышли искренне протестовать против неправильного подсчета голосов в день голосования. Они не понимают пока, насколько фальшив механизм появления в списках тех кандидатов, за которых неправильно написали протоколы, и то, как мизерны полномочия тех якобы представительных органов, в которые избирали этих кандидатов. Пока эта пассионарная молодежь несет в себе лишь потенциал бунта, ни к какому усовершенствованию государственной системы не ведущего, за исключением разбитых витрин совершенно ни в чем не виноватых торговцев, да разбитых носов и судеб самих бунтовщиков.
Но достаточно предложить этим молодым протестантам понятную теорию революции, показать цели и поставить задачи первостепенных политических реформ, необходимых для организации иного и более совершенного государственного механизма, чтобы юноши и девушки с Болотной и Конюшенной площадей, стихийные бунтовщики второго десятилетия XXI века превратились в настоящих революционеров, действительно опасных для правящей элиты, способных изменить политическую систему России с пользой для будущего нашей страны.

Предыдущая глава Следующая глава

Судьба России в XXI веке
Справка об этом сайте.

Блог создан после выборов в представительные органы власти в декабре 2011 года, которые, по мнению наблюдателей, были сфальсифицированы.
Народ возмутился пренебрежением его мнением и вышел на площади в Москве и Петербурге. Авторы публикаций в этом блоге философ Лев Семашко, интеллигент Леонид Романков, журналист Александр Сазанов, правозащитник Сергей Егоров, правозащитник Юрий Вдовин, культуролог Сергей Басов, политик Павел Цыпленков в декабре 2011 года критиковали фальсификацию выборов.

Каким государством станет Россия в 21 веке: монархия, олигархия, демократия, анархия, деспотия или, может быть, гуманизм?
Группа депутатов Ленсовета 21 созыва (полномочия с 1990 по 1993 год) и в настоящее время озабоченно следят за судьбой России, публикуют в настоящем блоге свои наблюдения, заметки, ссылки на интересные сообщения в Интернете, газетные вырезки, статьи, предложения.

На страницах этого блога вы найдете интересные статьи:




Новейшая история России в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»

The Fate of Russia in XXI Century
Philosophy of blog.


Blog created after the election in December 2011, which, according to lost parties were rigged.
The people protested so obvious fraud and went Square in Moscow and St. Petersburg. Deputies of in December 2011 made declarations.
Petersburg politics convocation (powers from 1990 to 1993) today preoccupied follow the fate of Russia, publish in this blog his Offers, articles, Notes, observation, press clippings, links to interesting posts on the Internet.
What kind of state will become Russia in the 21st century: anarchy, oligarchy, despoteia, democracy, monarchy or, perhaps, humanism?

On the pages of this Blog you will find interesting articles:




The fate of the revolutionary reforms in the book
« Sausage-democratic revolution in Russia. 1989-1993»


Комментариев нет:

Отправка комментария