Революционный держите шаг!

О том, как возникают на Земном Шаре революции, каким будет грядущий мировой порядок, обсуждают на сайте Би-Би-Си ученые-политологи.

В современном мире насильственный экстремизм стал все чаще применяться как инструмент геополитики и передела сфер влияния, вмешательства во внутренние дела государств, смещения неугодных правительств, заявил на слушаниях в Совете Федерации начальник отдела департамента новых вызовов и угроз МИД России Валерий Поспелов.
"Ими [США и их союзниками] на одну доску ставятся государственные и негосударственные структуры в рамках противодействия экстремизму, закладываются возможности действовать через голову суверенных правительств, путем осуществления неких партнерских проектов напрямую с гражданским обществом", - добавил он.

Тезис о том, что революции и вообще любые социальные потрясения - результат, прежде всего, внешнего враждебного воздействия, для современной России не нов.
Однако классики исторической науки, а также основоположники марксизма утверждали иное: революции происходят только там и тогда, когда сложились объективные предпосылки. Ни внутри, ни вовне никто не может вызвать революцию по своему хотению. Внешние силы способны лишь воспользоваться к собственной выгоде ситуацией, которую не они создали.
По вопросу о суверенитете позиция Запада на первый взгляд выглядит гуманнее. Их волнуют люди. Неважно, кто людей убивает и насилует: правительственные структуры или негосударственные. Российская же мораль восходит к Ивану Грозному: "Жаловать своих холопей мы вольны, а и казнить вольны же есьмя".
С другой стороны, США, порой не безосновательно, обвиняют в применении двойных стандартов и использовании гуманитарной проблематики для продвижения собственных интересов.

Русская служба Би-би-си обратилась за комментарием к экспертам.

Борис Шмелев, руководитель центра политических исследований Института экономики РАН:

Ставшие последнее время очень популярными попытки сводить все внутренние пертурбации в любой стране к вмешательству извне, в первую очередь, со стороны Соединенных Штатов Америки - мифология, которая, кроме вреда, ничего не несет. Процесс социальных и политических изменений вечен, неизбежен и неостановим. Чтобы его остановить, надо заморозить историю. Как правильно отмечали классики, взрывы являются результатом противоречий развития общества, которые в силу разных причин не разрешались, и разрешились насильственным путем.
Революции - своеобразное наказание для элит, которые не смогли или не захотели решить накопившиеся проблемы путем диалога с силами, выступавшими за реформы. Рассуждения о том, что все цветные революции на постсоветском пространстве, в Ливии, Сирии принесены извне, надуманны и не выдерживают мало-мальского исторического анализа. Так же как конспирологические теории, будто СССР распался под влиянием "Моссада" и ЦРУ, и Югославия распалась исключительно потому, что Запад этого хотел.
Подоплека данной концепции очевидна. Она адресована не столько зарубежным партнерам, сколько внутренней аудитории, направлена на оправдание действий властей по пресечению социальных волнений и протестных движений. Речь идет о том, чтобы представить оппозицию не уважаемыми гражданами, которые с полным на то правом имеют собственное мнение о благе отечества, а чуждой стране силой. Создать атмосферу, в которой любое заявление о несогласии с властью рассматривается как подрыв национальной безопасности.
Это очень скверно, поскольку пар из-под крышки котла не выпускается. Вопрос о принципе невмешательства во внутренние дела и пределах суверенитета рассматривается давно. В последние несколько десятилетий наметилась тенденция, в соответствии с которой внутренние проблемы государства не являются только его делом, а так или иначе затрагивают интересы мирового сообщества. Гуманитарные катастрофы исторгают в благополучные страны потоки беженцев. Агрессивный непредсказуемый диктатор опасен самим фактом своего существования. Это является следствием глобализации, и от этого никуда не уйти.
Одной из характерных черт современности является умаление роли национального государства. Борьба между национальным государством и силами, пытающимися его размыть, во многом определяет мировую политику. Возникло огромное количество неправительственных организаций, которые стали важным фактором международных отношений. С их мнением приходится считаться. Формируется, или уже сформировалось глобальное гражданское общество, которое требует вмешательства во внутренние дела тех или иных стран по гуманитарным мотивам. Требует, в первую очередь, от правительств Запада, наиболее восприимчивых к таким идеям и обладающих соответствующими ресурсами.
Другое дело, что Запад под маркой прав человека, защиты личности, прекращения террора и геноцида проводит свои интересы. Политика России тоже не свободна от двойных стандартов. В современном мире, пожалуй, никто так яростно не осуждает революции, при том, что и Советский Союз, и Российская Федерация возникли в результате революций. Мы вмешались во внутренние дела Украины с целью защитить часть ее граждан от своего правительства, то есть сделали ровно то, за что Валерий Поспелов критикует США.
Но политика - вещь достаточно циничная. Национальный эгоизм неустраним из международных отношений. Нередко высокие принципы диктуют одно, а государственные интересы требуют иных действий. Другой вопрос, правильно ли их понимает элита данного государства. Всякий раз, когда внешняя политика базируется, хоть на идеализме, хоть на неверно интерпретированных интересах, она терпит поражение. На наших глазах формируется новая система международного права, которая была бы адекватна современным условиям.
Если посмотреть на историю, новые принципы обычно утверждались после крупных войн. Тридцатилетняя война и Вестфальский мир, наполеоновские войны и Венский конгресс, Версальский мир, ялтинско-потсдамская система. Сумеют ли Россия и Запад и мир в целом сравнительно быстро договориться о каких-то новых правилах, основанных, пусть не на высокой морали, но на прагматичном стремлении к стабильности или для этого потребуется длительное противостояние? Вот главный вопрос, который определит будущее человечества.

Павел Салин, директор центра политологических исследований московского Финансового университета:

Для революции нужны базис и надстройка, которые друг без друга не сработают. Базис всегда формируется действиями или бездействием власти, не может кто-то явиться извне и его создать. Но что касается надстройки, то есть инфраструктуры революции, она часто возникает при внешнем содействии. И неизвестно, когда без такого содействия случилась бы революция, и случилась ли бы она вообще.
Если взять Украину, пример которой рассматривается в России как наиболее релевантный и близкий, базисные предпосылки были заложены режимом Януковича, коррупцией, "приятельским капитализмом" и другими моментами, настроившими против него общество.
А если говорить о надстройке, то еще со времен Ющенко велась подготовка организованных групп, которые в январе-феврале 2014 года режим и опрокинули. В России считают одной из ошибок Януковича то, что он не прекратил действие соответствующих лагерей на западе Украины. Хотя попытки были, но тогда они перемещались на территорию сопредельных государств.
Вообще, в теории революции есть две аксиомы, которые не противоречат, а дополняют друг друга:
  • революция всегда бывает вызвана реальными проблемами и язвами общества;
  • последствия революции хуже, чем обстоятельства, которые ее спровоцировали.

Естественно, тезис, озвученный Валерием Поспеловым, а до него многими другими, в большой мере направлен внутрь страны.
В социальной психологии есть понятие: "спираль молчания". Если человек имеет точку зрения, отличную от официальной или считающейся общепринятой, он не решается ее высказывать, если уверен, что находится в меньшинстве. Если человеку внушить, что его взгляды антипатриотичны, "спираль молчания" не будет разрушена.
К вопросу о государственном суверенитете имеются два разных фундаментальных подхода. Согласно одному, если власть контролирует определенную территорию, то все вопросы надо решать исключительно с ней. В этой парадигме население рассматривается как "подданные" и самостоятельного голоса не имеет. Согласно второму, государство лишь один из легитимных игроков.
Здесь та же ситуация, что с нерушимостью границ и правом наций на самоопределение. Что главнее, никто не скажет. Ставя во главу угла то один, то другой принцип, можно решать свои проблемы. Наверное, следует судить по результатам в каждом конкретном случае. Скажем, все попытки Запада и особенно англосаксонского мира построить гражданское общество на Ближнем Востоке приводят к противоположному результату.
Двойные стандарты присущи всем. В политике вообще нет объективной истины, а есть позиция, которую ты либо принимаешь, либо нет. Сенатор Джон Маккейн назвал Крым первым прецедентом пересмотра государственных границ после окончания холодной войны. Позвольте напомнить про Косово и поправить: первый прецедент пересмотра границ без санкции США. Мне кажется, остроумно заметил один коллега-политолог: Россия нарушила монополию Америки на нарушение правил.
Неплохо было бы выработать единые стандарты и механизмы их применения. Но, боюсь, как минимум еще 10-15 лет это исключено. Происходит перестройка всей системы международных отношений. Игроки ищут какие-то новые ходы, кто раньше чего-то не мог себе позволить, как Россия в 1990-е годы, начал позволять. Пока все это не устаканится, никакой новый мировой порядок невозможен, как, кстати, и возврат к тому, что было раньше. А устаканиваться будет долго, и дай бог, чтобы не закончилось войной.
Источник: www.bbc.com

Комментариев нет:

Отправить комментарий